Не Украине сейчас выставлять условия переговоров — Денис Пушилин

 

Украинские войска продолжают обстрел позиций бойцов ДНР. Правда, из подствольных гранатометов и стрелкового оружия. А обмена «100 на 100» явно не произойдет в ближайшее время. Об этом в эксклюзивном интервью РИА Новости Крым рассказал Глава Донецкой Народной Республики Денис Пушилин.

– Как вы относитесь к замене Леонида Кучмы на Леонида Кравчука в Трехсторонней контактной группе?

– Леонид Данилович (Кучма – прим. ред.) давно пытался покинуть Контактную группу в силу разных обстоятельств, возраста и определенных сложностей переговорного процесса. Я от него это слышал неоднократно. Поэтому давать этому какие-то оценки, наверное, не совсем корректно.

Для Донбасса важно, чтобы наступил мир, а какие фигуры будут этому способствовать – вопрос второстепенный. Но нужно сказать, что на сегодняшний момент шансы на политическое урегулирование крайне малы. Мы видим по-прежнему блокирование, забалтывание, в определенных моментах – саботаж в переговорном процессе. И это происходит уже при новом президенте – Зеленском. Поэтому иллюзий никаких мы не испытываем.

– Как Вы оцениваете предложения Кравчука, которые он уже выдвигал? И как оцениваете его личность в составе Контактной группы?

– Личность – не особо важный фактор, а вот его эффективность позволят оценить конкретные действия в переговорах. Пока лишь очень много заявлений, они противоречивы, многие идут вообще вразрез с Минскими соглашениями. Некоторые заявления вообще фантастичны, а многие просто нереализуемы.

Одно из последних: он готов вести диалог, но с интеллигенцией, с руководителями каких-то общественных организаций. О чем он собрался разговаривать? О погоде? На повестке стоят вопросы безопасности, перемирия, отведения вооружения, экономической блокады, в конце концов, политического урегулирования. И обсуждать это нужно и, возможно, только с теми, кто принимает решения. Такие уполномоченные представители Республик определены, и они все в Контактной группе.

– Кравчук предлагал провести раунд переговоров в Киеве. Готовы ли вы вести прямые переговоры и как оцениваете возможность поездки в столицу Украины?

– Прямой диалог нужен, и площадка для этих переговоров – это как раз Контактная группа, минские переговоры. Что касается поездки в Киев, вы меня извините, но там многим украинским политикам небезопасно находиться. Мы видим, как радикалы нападают на представителей оппозиционных партий, на телеканалы, а власть – беззуба, ничего с этим не делает, и этим только способствует агрессии активного меньшинства, откуда и вытекают проявления откровенного терроризма, которые недавно прокатились по Украине.

Поэтому говорить, что кто-то может обеспечить нам там безопасность, не приходится, да и не правильно с нашей стороны даже рассуждать о переговорах в Киеве. На данном этапе нужно задействовать те механизмы и инструменты, которые прописаны, поддержаны Советом Безопасности ООН. Вести переговоры надо на минской площадке в подгруппах. Только так можно прийти к какому-то пониманию урегулирования конфликта и того, как Донбасс будет сосуществовать с Украиной.

– Одно из условий Минских соглашений – проведение на территории ДНР и ЛНР выборов по украинским законам. Это реально?

– Вопрос обсуждается уже годы. Там очень много тонких моментов, я бы даже сказал противоположных позиций. И это как раз работа политической подгруппы, которая должна была найти точки соприкосновения. Но перед выборами нужно еще очень много чего сделать. А не размечен еще даже четкий план действий со стороны Украины, как они это видят, как будут выполнять взятые на себя обязательства.

Пока нужно наладить прямой диалог, не уклоняться от него, не фантазировать о новых форматах. А потом уже выходить на какие-то решения. Причем эти решения должны быть не простые, компромиссные. Мы это понимаем со своей стороны, Украина – увы, нет.

Украина пытается вести переговоры с позиции победителя. Но мы помним, с чего начинался минский процесс. Это котлы, это военные поражения Украины, и уж точно не Украине сейчас выставлять условия, тем более не переписывать достигнутые соглашения.

– Украина выполняет договоренность о бессрочном прекращении огня?

– Мы неоднократно договаривались в разных вариациях о режимах прекращения огня. Но, к сожалению, они не длились долго. Сейчас мы наблюдаем, хватит ли политической воли или давления стран – гарантов Минских соглашений для соблюдения Украиной этого режима.

На сегодняшний момент можно сказать, что с 27 июля тяжелое вооружение, запрещенное Минскими соглашениями, не использовалось. При этом было зафиксировано 10 нарушений режима прекращения огня со стороны Украины – это стрелковое вооружение и подствольные гранатометы. Мариупольское и Горловское направление.

Согласно договоренности, виновные должны быть наказаны, привлечены к дисциплинарной ответственности. К сожалению, мы этого не видим. Но можно констатировать, что за этот период нет погибших, раненых, разрушенной инфраструктуры. Это самое важное, на что стоит обращать внимание – жизнь и здоровье людей.

– На Украине заявили, что в ближайшее время пройдет обмен в формате «100 на 100». Так ли это и чего вы ждете от него?

– Это какие-то фантазии Ермака (главы офиса президента Украины – прим. ред.). Обмен действительно обсуждается Контактной группой, но он блокируется со стороны Украины. Списки до сих пор не представлены, не откорректированы.

Нам бы очень хотелось увидеть сто человек, которых Украина готова отдать. Но, во-первых, и цифры не те, и, во-вторых, эти списки находятся даже не на финальной стадии проработки. Они просто не предоставлены нашим представителям гуманитарной подгруппы. Поэтому мы просто продолжаем ждать, продолжаем обсуждать… Но говорить уже громогласно о том, что будет обмен «100 на 100», я не могу.

– Как Вы оцениваете попытки Владимира Зеленского наладить мир в Донбассе и его политику по отношению к Донбассу?

– Политика оказалась лживой, в первую очередь, по отношению к гражданам Украины, которые проголосовали за Зеленского. Они ведь проголосовали не за него, а против Порошенко и против его воинственной политики. Но, к сожалению, при Зеленском, за исключением последнего периода с 27 июля, стреляли больше. Людей погибало больше.

Возьмем последние год-полтора Порошенко и год-полтора Зеленского. Последний оказался хуже. Он в своей риторике все дальше и дальше от мирного урегулирования конфликта, поэтому многие и разочаровались. Это легко отследить по стремительно падающему рейтингу и Зеленского и партии как таковой. В данном случае я говорю не о нас, потому что мы не испытывали иллюзий изначально. Существует слишком много рычагов, за которые дергают киевскую власть и изнутри, и извне, в зависимости от необходимости или чьих-то интересов, обостряют те или иные моменты.

– Как вы относитесь к заявлениям украинских деятелей о том, что Россия ради воды для Крыма дойдет чуть не до Каховского водохранилища?

– Они звучат со стороны отдельных украинских политических деятелей, которые пытаются нагнетать ситуацию. Если посмотреть все эти шесть лет, они предрекали скорейшее нападение, захват Украины, массированное наступление со стороны России. Это какие-то политические игрища и попытки нарисовать образ внешнего врага.

Но я вам так скажу: возможности разрешить ситуацию силовым путем были и есть, но Россия является одним из основных миротворцев в урегулировании конфликта в Донбассе, и она подталкивает всеми имеющимися способами к политическому урегулированию.

– Какова сейчас экономическая ситуация в ДНР? Удалось ли наладить работу каких-то отраслей?

– Ситуация во многом остается сложной по ряду причин. Начиная с самых очевидных – это непризнанность, экономическая и транспортная блокады со стороны Украины, отсутствие документов на изготавливаемую продукцию. При этом по ряду направлений удалось достичь результатов. Если мы говорим о сложностях угольной промышленности и металлургии, это коснулось не только ДНР и ЛНР, это коснулось многих стран. В течение прошлого года на рынке металлургии сырье дорожало, а готовая продукция дешевела. И никак нельзя было на это повлиять.

Дальше ситуация с COVID, который тоже внес свои коррективы. При этом мы понимаем, что нам необходимо выстоять и четко реализовывать программу развития, модернизацию угольной отрасли, которая у нас запущена. Необходимо реализовать планы по полноценному запуску и развитию металлургии. У нас есть действительно востребованные предприятия в сфере машиностроения, химической отрасли. Но многие не работают на полную мощность из-за боевых действий.

Если сейчас перемирие сохранится, мы сможем запустить ряд предприятий. Если Украина, как и в прошлый раз, начнет нарушать договоренности, то мы готовы и к этому, и уже разработали план действий к абсолютно разным сценариям. Можно сказать, что, несмотря на COVID и все сложности, о которых я сказал, мы планируем до 1 января 2022 года выйти на уровень Ростовской области по зарплатам бюджетникам, размеру пенсий и других пособий.

– В каких сферах налаживается сотрудничество с Крымом? В чем взаимный интерес и выгода?

– Существует много точек соприкосновения, сейчас вопрос в их реализации. Учитывая теплые отношения с Крымом и Севастополем, планы будут реализовываться. В результате рабочих встреч, которые прошли вчера и сегодня, можно говорить о том, что реализацию многих проектов мы увидим в ближайшее время. Речь, конечно же, о взаимных поставках различной продукции, есть много направлений, где нам взаимовыгодно сотрудничать.

Лучше будет не забегать вперед, чтобы не навредить предприятиям, которые будут сейчас задействованы как на территории ДНР, так и на территории Крыма и Севастополя.

– Вы справляетесь с пандемией коронавируса?

– Ситуация остается стабильной. Нам удалось не допустить резких вспышек. Но стоит отметить, что наши ограничения не были максимально жесткими. Мы могли бы на себе испытать серьезные экономические трудности, запустить необратимые процессы, пойди мы по жесткому сценарию. Но нам удалось пройти по грани. Когда ограничения действовали, но были возможно мягкими, минимально отражались на работе предприятий, и при этом ситуация с пандемией не вышла из-под контроля.

Значимыми были и остаются ограничения на пересечение линии соприкосновения с Украиной – потому что там ситуация с коронавирусом день ото дня все хуже, европейские страны, впрочем, также ограничивают по максимуму сообщение с Украиной.

В определенный момент мы ограничивали передвижение и в Российскую Федерацию, чтобы как можно меньше было контактов. Сейчас граница с Россией полностью открыта. В целом, наши специалисты держат руку на пульсе, тестов и всего необходимого хватает. Конечно же, вселяет определенную надежду разработанная и уже зарегистрированная в России вакцина против коронавирусной инфекции.

– Вы планируете ее получить?

– Вы знаете, мы за весь этот период со стороны России видели только поддержку. Поэтому, думаю, сможем договориться о том, чтобы провести вакцинацию и жителей ДНР и ЛНР.

ИСТОЧНИК:

 

Оставьте свой комментарий